У Порошенка попросили новое оружие

Украинский писатель и заместитель командира батальона «ОУН» Борис Гуменюк обратился к президенту Украины с просьбой дать добровольцам автоматы. Сейчас они вынуждены воевать охотничьим оружием.

Доброй ночи, уважаемый Петр Алексеевич.

Не то, чтобы я не знал грамматики украинского языка и того правила, что когда обращаешься к человеку, в конце обычно надо ставить восклицательный знак.

Просто я разговариваю с Вами шепотом.

Минуту назад закончился бой. Враг массированно обстреливал наши позиции в селе Пески под Донецком всем, чем только можно. Три недели наш батальон «ОУН» здесь держит фронт и один день похож на другой. Примерно с 17.00 до 24.00 по нам бьют из пушек, минометов и всех видов стрелкового оружия. В другое время суток охотятся снайперы и прилетают одиночные снаряды и мины.

Но ничего, Петр Алексеевич, держимся. Война есть война. Привыкаем понемногу. Жить можно. Как мы понимаем, эта война надолго.

Нет, о перемирии, по всему видно, они ничего не слышали. Да и Бог с ним.

После обстрела внезапно западает такая потусторонняя тишина, такая острая и холодная тишина, словно хирургический нож. Если хорошо вслушаться, то можно услышать, как Бог разрезает пополам собственный мир, поделив его на своих и дияволових детей, предварительно вырезав в них бессмертные души.

Но дьявол с ними, с бездушными.

Бойцы отдыхают в окопах. «Долина» прячет сигарету в рукаве, «Юрист» переползает в блиндаж, чтобы покимаритm часик-два, вместо жены, обняв автомат, «Скиба» переодевает промокшую после боя рубашку, «Белый», кажется, молится. Не будем их тревожить. Все слушают тишину, все, кроме часовых, в сон клонятся.

Вы себе не можете представить, Петр Алексеевич, как после боя сладко спится в окопе! Наша земля нам сладкая, теплая и мягкая, как когда-то в детстве в селе бабушкина перина. Это наша земля, она с нами заодно, мы уже в ней и, если придется, если надо, останемся в ней навсегда, хотя, по правде, хочется еще хоть раз вылезти из нее наружу.

Сегодня бойцы сделали все, что могли, они заслужили этот сон под защитой своей земли. Они выжили и удержали фронт, они — настоящие герои.

Вы простите меня, Петр Алексеевич, что я уже второй раз обращаюсь к Вам, отрываю от важных дел, но все мои ребята.

После нашего видеообращение к Вам недельной давности, когда мы просили у своего государства выдать нам оружие, ребята говорят мне: «Пиши. Пиши от нас всех. Это наш Президент. Он тебя услышит и поможет.» «Почему вы думаете, что Петр Алексеевич меня услышит? — говорю я им — Он меня не знает, мы с ним не знакомы». «Но ты его знаешь?» «Ну, конечно, я его знаю. Он — лидер страны. Наш Президент.» «Ну вот. А как лидер страны, Президент или любой другой государственный деятель может не знать своих поэтов? Если государственный деятель не знает своих поэтов, то нам не надо никакого Хуйла, кирдык этой стране». (Они так и говорят — Хуйла — простите им, они не могут на это чмо сказать иначе) «Сколько у нас в стране поэтов?» «Две сотни, может, три, — отвечаю им.» «Ну вот, — говорят мои бойцы, — на одного поэта приходится от тысячи до нескольких тысяч государственных и других деятелей. Они просто обязаны знать своих поэтов.» Мол, деятели приходят и уходят, а поэты и после смерти навсегда остаются со своим народом. Словом — они меня убедили.

Признаюсь Вам честно, Петр Алексеевич, поэзии — это то, чем я хотел бы заниматься всю оставшуюся жизнь. И вот — война. Все обернулось иначе.

Здесь все просто: ты либо рождаешься мужчиной, или вообще не рождаешься.

Если ты родился мужчиной, то, когда на твою землю приходит война, ты должен быть готов защищать ее и умереть за нее, если придется, не дожидаясь, когда тебя позовут, или чьей-либо устного или письменного согласия.

Мы ровесники с Вами, Петр Алексеевич. Ну скажите, кто нам в наши 49 будет рассказывать, как мы должны защищать нашу Родину?

Вы бороните, как можете, спасибо Вам. Что же до меня, то вообще все просто. Пошел в военкомат, сказали «нет», поехал добровольцем в «Азов», сказали «хорошо». Потом появилась возможность создать еще один батальон — представляете, Петр Алексеевич? — появилась возможность вывести на поле боя еще пять сотен добровольцев! Грех было ею не воспользоваться. Командир нашелся сразу — Николай Кохановский — отакеееений парень!

Мы к Галатея — нет, мы к Авакова — нет. Сергея Квита и Женю, простите, Евгения Нищука знаю давно и уважаю их, но Министр культуры или Министр образования не могут предоставить нам статус Добровольческого батальона и вложить в руки оружие. А Ваши силовые министры какие-то немного странные ребята.

Но нужно мне, Борису Гуменюку, чье-то благословение или согласие?

Итак, мы взяли охотничьи карабины и поехали на Восток. Сразу нашли взаимопонимание с военным и собственное место на передовой. А дальше — все просто. Бой — трофеи, бой — трофеи, бой — трофеи. Когда подлецы бегут, они бросают на поле боя все, что тяжело нести. Пулеметы, гранатометы, ящики с патронами, своих раненых и погибших.

Их раненых мы перевязываем, их погибших — отдаем земли, а их пулеметами и гранатометами — вооружаемся.

Единственное, чего они почти никогда не бросают, — это автоматы, поэтому недостаток автоматов в нашем батальоне ощущается очень остро.

Собственно, через автоматы, уважаемый Петр Алексеевич, все эти наши обращения к Вам и другая заморока.

Кормят и одевают нас волонтеры со всех уголков страны, иначе говоря, украинский народ, вооружают нас сепаратисты, иначе говоря, мы отбираем оружие у врага. Поэтому мы надеемся, что украинское государство, за которую, собственно, мы все тут стоим, обратит на нас внимание и даст нам оружие, которого нам катастрофически не хватает.

Уважаемый Петр Алексеевич! Ни зарплата, ни статус участника боевых бой нас не интересует. 300-400 автоматов — это все что мы просим.

Обещаю, Вы регулярно будете слышать о наш батальон, но мы Вас больше никогда не потревожим.

(На днях рассказали про бабушку, которая пришла на Майдан, но не было денег купить флажка, поэтому связала его с синих и желтых нитей. А теперь эта бабушка решила заложить в банк собственное жилье, а по сути — собственно жизнь, чтобы взять кредит и отдать на помощь фронту. Мой поступок в сравнении с поступком этой украинской женщины — ничто. Представляете, Петр Олексійвичу, который у нас с Вами народ! За такую женщину и за такой народ большое счастье и большая честь составить на поле боя собственную голову.)

P.S. Больше двадцати лет не писались стихи, а сейчас на войне пришли. Слова набухающие кровью. Друзья сделали книжку. Будет презентоваться на Форуме издателей во Львове. Собратья отправили меня туда. Хочу пригласить Вас, Петр Алексеевич. Все лучшие украинские поэты з’ідуться туда. Вам будет о чем с ними поговорить.

Искренне,
Борис Гуменюк, писатель, 
Заместитель командира Батальона «ОУН».
Источник: http://ipress.ua

Добавить комментарий



Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA