В России произошел раскол власти

iPress.ua  предлагает основные тезисы ее лекции на Форуме издателей во Львове:

— У меня очень приятные впечатления от Львова. Картинка, которую я вижу, не соответствует той, которую рисует российское телевидение. То, что врут, известно всем. Врут все и везде. Свободное независимое телевидение, свободное независимое слово, свободные независимые издания везде испытывают огромное давление. В России практически не осталось независимых СМИ. Очень сложно жить. Но тем не менее как-то выживаем. Чувствую, что Украина по сравнению с Россией, гораздо ближе и к европейским ценностям, и к возможности обновления, очищения власти от коррупции, изменения внутреннего курса страны.

— Большая часть моей жизни прошла в Советском Союзе. У всех нас — тех, кто жил при союзе, — он оставил глубокий след. След страха. И этот страх — общая болезнь всех государств, входивших в Российскую империю. Тяжелая болезнь, которую не вылечишь за одно поколение. Несколько поколений должно прожить, чтобы от этого страха освободиться. Могу сказать, что Украина ближе к этому увольнению, чем мы. Хотя и здесь, наверное, достаточно много людей, которые где-то в спинном мозге этот страх все-таки держат.

ЧИТАЙТЕ: Есть битвы, которые может выиграть Россия, но войну она выиграть не может, — Баса Джаникашвили

— Я не люблю власть как таковую. Ни ту, ни другую, ни третью, ни пятую. Мне не нравится власть, которая сегодня в России. Я не думаю, что если бы я была гражданкой Украины, мне нравилась бы власть здешняя. Не стоит ожидать, что страна очистится совсем. Мне кажется, что у вас в основном все те же лица сидят в правительстве. Есть ли у вас новые люди, которые смогут этот корабль развернуть в другую сторону? В России таких людей нет. У нас эта площадка полностью витоптана, абсолютно.

— В России все гораздо драматичнее, чем может показаться на первый взгляд. Российское общество переживает серьезный раскол. Разлом прошел буквально через каждый дом, через каждую семью, через каждый двор и офис. О нем очень много говорят. И при том, что более 80% населения казалось бы поддерживают аннексию Крыма и все это безобразие, которое произошло на наших глазах, российское общество не монолитное. И такого мощного раскола, который произошел в России, я не помню.

— Раскол, который произошел почти в каждом доме, состоялся и среди российских интеллектуалов. Вы знаете, что было написано два письма. Один из них осуждает агрессивную политику нашего правительства против Украины. Другое — противоударное, оправдательное. Его подписало много людей, которых мы называем деятелями культуры. Было очень сложно пережить это. Потому что среди подписантов были и друзья, и люди, с которыми общаюсь. Руководители театров, оркестров, музеев. Крепостные артисты. Перед человеком в такой ситуации встает сложный выбор. С одной стороны государство финансирует его проекты, предоставляет гранты, художник реализует все планы, ставит свои спектакли и, между прочим, кормит свой коллектив. Это очень печально, но я могу это понять как вынужденный шаг, чтобы выжить.

ЧИТАЙТЕ: После перемирия кажется, что победили все, но на самом деле все проиграли, — Ярослав Грицак

— Конечно, есть среди тех, кто подписал и такие, что сделали это с удовольствием. Они привыкли всегда и во всем голосовать «за». Тянуть руку на том самом собрании, на котором, скажем, выгоняли Пастернака из Союза писателей. Это форма поведения советского человека. Есть люди, которые это делают с отвращением, и есть люди, которые это делают с упоением. В любом случае ситуация очень сложная. Вот этот раскол очень мощный. Не знаю, сколько поколений уйдет на то, чтобы эту рану затянуть.

— Я не решала публично выступать на тему ситуации в Украине и России. Жизнь заставляет. Самым глупым в моем положении то, что я порчу себе кровь, трачу свое время, абсолютно не будучи уверенной, что мои действия изменят ситуацию.

— У каждого есть своя зона влияния, свой радиус действия. У меня как писателя есть определенный и достаточно большой радиус действия и есть такое ощущение, что я не имею права его не использовать. Вот почему я стала врагом и заложником ситуации, созданной вокруг меня. Я предпочла бы никуда не вылезать, не произносить политически некорректных речей в городе Львов, в стране, которая воюет с моей страной, тем самым подвергая себя определенной опасности.

— Никакой смелости во мне нет. Когда ко мне пришли и попросили записать обращение, чтобы люди выходили на Марш мира в Москве 21 сентября, я сказала ровно одну фразу: «Я иду на Марш мира не потому, что я мужественная и смелая, а потому что слабая и трусливая. Потому, что все мы, слабые и робкие, должны остановить эту войну».

Источник: http://ipress.ua



Добавить комментарий



Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA