Ученые намерены создать новый тип искусственного интеллекта

Когда 4 октября 2011 года Apple представила свой iPhone 4s, основной ажиотаж был не вокруг шустрого чипа A5 или улучшенной камеры. Внимание было приковано к необычной новой функции: интеллектуальному помощнику под названием Siri. На первый взгляд, Siri, наделенная женским голосом, казалась почти человеком — она понимала, что вы говорите, и могла отвечать. Хорошо выполняла некоторые просьбы вроде вызова определенных людей или установки будильника. И у нее была индивидуальность, чувство юмора и остроумные шуточки.

В течение нескольких следующих месяцев, однако, ограничения Siri стали очевидными. Она крайне несамостоятельна. Попросите ее запланировать полет — и она отправит вас на сайты туристических агентств. Попросите ее купить новую книгу — и она предоставит бланк, несмотря на то что книгу продает Apple. Конечно, с 2011 года полномочия Siri были существенно расширены, но… осадочек остался.

Теперь небольшая команда инженеров загадочного стартапа Viv Labs утверждает, что находится на пороге реализации передовых форм искусственного интеллекта, которые убирают эти ограничения. В то время как Siri может выполнять задачи, внедренные инженерами Apple, новая программа Viv сможет обучаться, приобретая практически безграничные возможности. Со временем, говорят они, их создание будет способно использовать ваши личные предпочтения и почти бесконечную паутину связей, чтобы отвечать любому запросу и выполнять практически любое требование.

«Siri — это первая глава в длинной и большой истории», — говорит Даг Киттлаус, один из соучредителей Viv. Он-то уж точно знает. До того как работать над Viv, он помогал создать Siri. Вместе с Адамом Чейером и Крисом Брайхемом.

В течение последних двух лет команда работает над продуктом Viv Labs, который называется Viv и уходит корнями в латинский корень, означающий «жизнь». Их проект был засекречен, но некоторые свидетели, которым удалось познакомиться с ним, говорят о нем в восторженных тонах.

«Планы грандиозные, — говорит Орен Этциони, эксперт, возглавляющий Институт искусственного интеллекта им. Аллена. — Если у команды получится, она приведет нас в будущее разумных агентов и многомиллиардной индустрии».

Viv — не единственная компания, конкурирующая за долю этих миллиардов. Поле искусственного интеллекта стало ареной неистовой гонки корпоративных вооружений, интернет-гиганты раскупают стартапы искусственного интеллекта и таланты. Не так давно Google выложила 500 миллионов долларов за британскую компанию DeepMind и наняла таких мэтров области искусственного интеллекта, как Джеффри Хинтон и Рэй Курцвейл. У Facebook есть своя мощная команда под руководством Яна Лекана из Нью-Йоркского университета. Их цель заключается в создании нового поколения искусственного интеллекта, которое сможет обрабатывать большие объемы данных для прогнозирования и выполнения наших желаний.

Viv стремится быть первым интеллектуальным помощником, который сможет достигнуть этого. Создатели планируют сделать из нее невероятно умный и бесконечно гибкий, но вездесущий интеллект. Создатели Viv надеются, что однажды она будет встроена в многочисленные, подключенные к Интернету, повседневные объекты. Они полагают, что доступ к искусственному интеллекту должен быть таким же, как к электроэнергии. Говоря проще, вы будете подключаться к некоему «глобальному мозгу». И этот мозг будет питать миллион разных приложений и устройств.

«Я очень горжусь Siri и влиянием, которое она оказала на мир, но во многих отношениях оно могло быть больше, — говорит Чейер. — Теперь я хочу сделать нечто большее, чем мобильное, пользовательское, десктопное или коммерческое. Я хочу сделать нечто, что может кардинально изменить создание программного обеспечения».

Лаборатория Viv скрыта за безымянной дверью посреди офисного здания в центре города Сан-Хосе. Посетители заходят в небольшую прихожую и проходят мимо бильярдного стола, чтобы добраться до единственного конференц-зала и бросить взгляд на горстку инженеров, глядящих в таблицы на мониторах. Оказавшись в зале для заседаний, Киттлаус — один из основных вдохновителей продукта — немного приоткрывает завесу тайны над своим детищем.

Он признает, что существует масса систем с голосовой навигацией. В дополнение к Siri есть Google Now, которая может предвосхитить некоторые из ваших потребностей, предупредив, например, что вам нужно выходить в аэропорт на 15 минут раньше из-за пробок. Microsoft, которая десятилетиями применяет методы машинного обучения, недавно тоже представила похожую на Siri программу под названием Cortana. Amazon использует голосовые технологии в продукте Fire TV.

Киттлаус указывает, что все эти услуги довольно ограниченны. Чейер уточняет:

«Google Now обладает огромным полем знаний — вы можете задать вопрос типа «Где родился Авраам Линкольн?» — и получите ответ. Вы можете спросить «Сколько людей там живет?» и снова получите ответ. Но вы не можете спросить «Каково население города, в котором родился Авраам Линкольн?». В системе есть данные по этим двум запросам, но она не может их объединить. Как и Siri, она не может делать ничего, на что ее не запрограммировали кодеры».

Viv обходит эти ограничения путем создания собственного кода на лету и не требует вмешательства программистов. Взять, например, запрос «Найди мне подходящий рейс в Даллас с сиденьем, в котором поместился бы Шакил О’Нил» (баскетболист). Viv разберет фразу и исполнит свой лучший трюк: автоматически сгенерирует быструю и эффективную программу для связи сторонних источников информации, определив массу рейсов с большим количеством места для ног. И все это в доли секунды.

Viv — открытая система, что позволит бесчисленным применениям и компаниям стать частью ее безграничного мозга. Технические барьеры минимальны, требуют краткого «обучения» (в некоторых случаях — минуты), чтобы Viv могла понимать жаргон конкретной тематики. По мере роста знаний Viv будет расти и ее доходчивость. Создатели проектировали систему на трех принципах, которые сами называют «столпами»: ее будет обучать мир, она будет знать больше, чем ее учат, и она будет учить что-нибудь ежедневно. Как и с другими продуктами в сфере искусственного интеллекта, это обучение включает хитроумные алгоритмы, которые интерпретируют язык и поведение людей, использующих систему. Чем больше людей ее использует, тем умнее она становится. Зная, кто ее пользователи и с какими сервисами они работают, Viv сможет разбираться в этих массивах данных и искать новые способы связи и управления информацией.

Киттлаус говорит, что в конечном итоге родится цифровой ассистент, который знает, что вы хотите, прежде чем вы спросите. Он сможет предвидеть, что кто-то будет неуверенно держать телефон у своего рта, будучи пьяным в баре в 2 утра и говорить «Я пьян». Без каких-либо вопросов, Viv просто свяжется с диспетчером такси, назовет адрес вызова и отвезет пьяного хозяина домой. Все.

Если Киттлаус в некотором роде — Стив Джобс для Viv (он единственный не инженер из 10 членов команды, но отвечает за стратегию и маркетинг), Чейер — это Стив Возняк для компании, ключевой мозг. Но в отличие от капризного создателя Apple II, Чейер агрессивно анализирует каждый аспект своей жизни даже за пределами рабочего места. Будучи ребенком, он собирал кубик Рубика за 26 секунд (и был чемпионом в этом деле). В программирование тоже нырнул с головой.

Он говорит, что использовал особую технику мышления в своих ранних работах, включая самую важную — в SRI International. Именно там в начале 2000-х годов, когда Чейер возглавлял корпус инженеров по созданию искусственного интеллекта при поддержке DARPA, «человекоподобную систему, которая может чувствовать мир, понимать его, осмысливать его, планировать, общаться и действовать». Команда SRI создала нечто под названием «когнитивный ассистент, который учится и организуется», или CALO. Они установили весьма высокую планку для искусственного интеллекта, не в последнюю очередь из-за способности системы понимать естественную речь. Но поскольку пятилетняя программа свернулась, не совсем понятно было, что делать дальше.

Потом появился Киттлаус, который оставил свою работу в Motorola и был в SRI на правах приглашенного предпринимателя. Когда он увидел прототип CALO, он сказал Чейеру, что из этого определенно можно слепить бизнес, поскольку система будет идеальным дополнением к недавно выпущенному iPhone. В 2007 году, с благословения SRI, они лицензировали технологию для стартапа, взяли третьего соучредителя, эксперта в области искусственного интеллекта по имени Том Грубер, и переименовали систему в Siri.

Небольшая команда, которая выросла и пригласила Криса Брайхема, инженера, который впечатлил Чейера в CALO, переехала в Сан-Хосе и работала в течение двух лет.

«Одной из самых трудных частей было понимание естественного языка», — считает Чейер. В конечном счете у них появилось приложение для iPhone, которое могло выполнять ряд интересных задач — вызывать такси, заказывать столики, билеты в кино и поддерживать живую беседу. Публично оно вышло в феврале 2010 года. Три недели спустя позвонил Стив Джобс. Он хотел купить компанию.

«Я был потрясен тем, как хорошо он знал наше приложение», — говорит Чейер. Сначала они отказались продавать компанию, но Джобс настоял. Его основным аргументом было то, что компания Apple сможет показать Siri гораздо более широкой аудитории, нежели мог их стартап. Он пообещал сделать Siri ключевым элементом iPhone. Apple купила компанию в апреле 2010 года за 200 миллионов долларов.

Основная команда Siri пришла в Apple вместе с проектом. Но когда Siri отточили в продукт, который миллионы использовали на нескольких языках, у некоторых членов первоначальной команды возникли проблемы с руководством, которое менее почтительно относилось к их мнению, нежели Джобс. Киттлаус ушел из Apple через день после запуска — в день, когда умер Стив Джобс. Чейер ушел несколько месяцев спустя.

Источник: http://hi-news.ru/



Добавить комментарий



Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA