Кредиты МВФ не делают экономику растущей — Илларионов

В чем заключается национальный успех? Есть связь, или, как минимум, корреляция между уровнем доходов и продолжительностью жизни. В бедных странах люди живут меньше, в богатых странах — дольше. Они имеют возможность лучше питаться, больше отдыхать, иметь более качественное медицинское обслуживание и так далее. Если мы продолжим осмотр того, что нам дает богатство, мы увидим здесь низкую младенческую смертность, уровень санитарной обеспеченности жилья, грамотность, гендерное равенство. Иными словами, при прочих равных условиях уровень «хороших» показателей растет с ростом благосостояния: для обеспечения качественной и здоровой жизни нужно быть богатым. Нужно отметить, что если вас интересует магнит на счетчик Украина, то вам нужно посетить данный сайт.

Для этого нужен экономический рост. Традиционно, достаточно распространено мнение, что экономический рост достигается с помощью денег. Международный валютный фонд предоставляет кредиты некоторым странам, и мы видим что получается.

Есть 16 стран, которые за 30 лет не получили ни цента из закромов МВФ, и оказалось, что именно эти страны имеют самые высокие темпы экономического роста, чуть более 2%. Страны, которые получили в течение этого периода незначительные суммы, менее 1% ВВП, имели неплохие темпы экономического роста, но, тем не менее, они были ниже, чем у первой группы. Следующая группа стран, получившая 1-2,5% ВВП, имела в 2 раза более низкие темпы роста, чем предыдущая группа; страны, получившие 2,5-5% ВВП, имели и в 4 раза ниже темпы роста, чем первые две группы. Наконец, 21 страна, получившая кредит более 5% ВВП, имела отрицательные темпы роста в течение этого периода. Таким образом, их уровень ВВП на душу населения в 2000 году был ниже, чем в 1970 году.

Никто не говорит, что это жесткая зависимость. На что я обращаю внимание — кредиты МВФ не решают проблемы роста. Получение кредита не делает страну быстрорастущей.

Нам на каждом углу говорят «давайте дождемся денег МВФ» в качестве панацеи. Денег можно дождаться, но это не гарантирует экономического роста. Можно искать деньги под столбом, потому что там светлее, но это не значит, что мы их там потеряли.

Есть еще такой институт, как официальная помощь в развитии. Это касается не всех стран — только бедных. Но мы видим, что среди них страны, получавшие наименьшее количество ресурсов, менее 1% ВВП, имели самый высокий для этой группы стран темпы роста — 1,5% на душу населения. Страны, получавшие 1-10% ВВП, имели более низкие темпы. Медленнее всего развивались те, кто получали больше помощи. Да, у них было более тяжелое положение, поэтому они получают больше денег. Но получение помощи не сделало их быстрорастущими. Они становятся наркоманами, привыкшими к получению этой помощи. Некоторые получили с конца 1950-х, когда ОПР появилась как институт, объем средств, превышающий размер их ВВП. Но они продолжают оставаться бедными и медленно растущими или падающими. Потенциала для экономического роста там нет. Они подсели на иглу международной помощи, но это не решило их проблем.

Мы смотрим на трагедии стран мира с точки зрения вашей ситуации. Вы хотите идти по этому пути? Почти на каждой встрече я слышу — нам тут подкинут миллиард, там подкинут. С начала года Украина получила внешнего финансирования почти на $9 млрд, валютные резервы сократились примерно на $8 млрд.

У нас такая ситуация была в России в 1990-е годы, когда российские власти регулярнобрали кредиты, частично расплачивались с предыдущими кредитами, частично объявляли дефолт и реструктурировали его, там самым увеличивая плату за ранее взятые кредиты. Общий объем долга рос, приходилось брать новые кредиты. Так продолжалось до тех пор, пока в конце 1998 года внешний долг РФ не превысил 90% ВВП. Тогда мы сказали себе: хватит, больше брать мы не будем. Не потому что нам не хочется кушать, но это спираль, в которую легко зайти и из которой трудно выйти. По этому поводу была жесточайшая борьба в российском правительстве, подавляющее большинство было против, но решение удалось принять, и за 6 лет долговая нагрузка сократилась с 90% до 4% ВВП. Да, помогли высокие цены на нефть, но и без цен на нефть мы бы продолжали эту политику, просто это заняло бы больше времени.

Есть такой предрассудок — кому-то выпали деньги от МВФ, а кому-то повезло, что у них в недрах оказалась нефть и газ. Кажется, можно сесть нога на ногу, ничего не делать, и жизнь будет прекрасной. Давайте посмотрим, что получилось в этих странах. Страны-экспортеры нефти, члены международного монопольного картеля ОПЕК, несмотря на свои фантастические нефтяные богатства, имели в эти 30 лет отрицательные темпы экономического роста. ВВП на душу населения сегодня в измеренной постоянной ниже, чем был 30 лет назад. Вот что делает монополия, госрегулирование, ограничивающее добычу и экспорт важнейшего ресурса.

А вот страны не-члены ОПЕК, имеющие ту же самую нефть, но не участвующие в монопольном регулировании (их гораздо больше, 32 страны) имели вполне приличные темпы роста выше 2%. Самое интересное — это страны-импортеры нефти. 105 стран мира, которые умеренно закупают нефть, имеют средний показатель роста 1,8%, однако страны, в которых импорт нефти превышал 5% ВВП, росли гораздо быстрее. Прямо противоположная картина тому, к чему мы привыкли. Не от цен на нефть зависит благосостояние, а от того, какую политику мы проводим.



Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA