Детям, от которых отказались родители, не дают имен

В винницкой городской клинической больнице “Центр матери и ребенка” живут дети-отказники. От них уже отказались родители, но их еще не приняло государство. В таком неопределенном состоянии малыши находятся от трех месяцев до полугода.

Идем туда без предупреждения под видом волонтеров. Несем с собой пачку подгузников, пеленочный крем, влажные и сухие салфетки, погремушки, мыло, чай из фенхеля и детскую смесь. Заходим в приемную.

“Главврача сейчас нет, но вы можете это оставить в его кабинете”. – Секретарь средних лет кивает на пакеты. Заводит в кабинет главврача. Там новая мебель и свежий ремонт. Секретарша открывает шкаф-купе.

“Кладите все сюда, а мы потом разберемся”, – указывает рукой на четыре полки, заполненные подгузниками и детскими вещами, которые принесли другие волонтеры. Идем по лестнице на третий этаж, там находятся дети-отказники. Местами стены шелушаться, осыпается краска.

Среди детей – трое младенцев. Они лежат в крохотных кроватках. У двухмесячной девочки над головой висит листок в клеточку, где от руки написано “неизвестная”. 2 февраля ее подбросила мать в “Окно жизни” при монастыре Сестер-Каносиянок.

“Хорошо, что не на помойку”, – вздыхает медсестра.

“А как зовут девочку?” – Спрашиваем.

“Пока никак. Как государство оформит в приют, тогда и назовут. Мы не имеем права называть”.

В соседних трубках лежат мальчик и девочка, которые имеют фамилии, но тоже без имен. Матери отказались от них через три дня после родов. Девочку оставила студентка, а мальчика – винничанка, которая до этого уже покинула старшего ребенка.

На четвертом этаже в тесной палате в люльках лежат пятеро детей от 1,5 до 4 лет. У четырех физические и умственные недостатки. Здоров только белокурый полуторагодовалый Максим в зеленых штанах и синей футболке.Верх футболки мокрый от слюны – мальчик сосет пустышку.

“Этого быстро усыновят, а у других шансов меньше”, – говорит врач-ординатор Наталья Каминская.

Матрасы в кроватках сбиты, постель не новая. За холодильником у окна упакованы несколько новых матрасов. Их принесли другие благотворители. В палате духота – термометр возле умывальника показывает плюс 26 градусов. Окно заклеено наглухо. Потолок и верхняя часть стены побеленный, нижняя окрашена бледной голубой краской. На маленькой тумбочке стоит электроплитка. Рядом на полке лежат распакованные подгузники. Снизу в тумбочке лежит одежда, игрушки, печенье и конфеты.

На обед санитарки приносят растолченный картофель. На груди детям стелют старые штаны вместо салфетки.

Волонтер Валентина Дячук берет на руки Максима. За час ребенок не сказал ни звука. За это время никто из медперсонала не заговорил ни с одним ребенком.

“Хоть бы как-то раскрасить те стены, чтобы ребенок рассматривал и развивался, – говорит волонтер Валентина Дячук. – Я спросила, есть ли кварцевая лампа, так ответили, что не работает. Комната совсем не проветривается, дышать нечем.”

Спрашиваем врачей, чего не хватает. Нам дают список – пеленки, подгузники, колготки, детское питание. Из лекарств – сиропы и детские капли для носа.

Полина РОМАНОВА
По материалам  Gazeta.ua

Залишити відповідь

Share via