На выезде из Широкино боевики создают новые укрепления

164898Боевики действительно покинули Широкино. Это подтвердили представители ОБСЕ, они проверили посёлок. Что это? Слабость или очередной хитрый ход кремлёвских стратегов – Станислав Кухарчук сегодня тоже был в Широкине – и все расскажет подробно.

Десять утра. Колонна машин миссии ОБСЕ и украинских журналистов – движется к ростовской трассе. Останавливаемся только у въезда в Широкино, чтобы получить инструкции. Боевики из поселка хоть и вышли, но там до сих пор опасно.

Дорога к Широкино сплошь устлана осколками и воронками от снарядов. С января здесь не прекращались бои. Выходить на обочину – подобно смерти – кругом мины, растяжки.

В самом Широкино – картина и того печальнее. Здесь все еще пахнет гарью и порохом. Последние жители поселок покинули зимой. Кругом – разрушенные дома и уже соскучившиеся по людям животные. На центральной улице – нас встречают представители миссии ОБСЕ и совместного центра по координации и контролю за прекращением огня. Тут же устраивают и пресс-конференцию.

“Мы можем еще раз подтвердить, что в течение нашего патруля мы не видели гражданских здесь. Мы также можем подтвердить, что мы не видели по маршруту нашего патруля вооруженных формирований в селе”, – говорит Александр Хуг, глава миссии ОБСЕ на Донбассе.

Здесь же, российская пресса и российский представитель совместного центра, контролирующего режим прекращения огня. Генерал Романчук пытается козырнуть своим украинским.

“Будь ласка, я генерал-лейтенант Романчук Олександр Володимирович. Дякую!”, – щеголяет знанием языка генерал.

Но следом сразу же на русском озвучивает пожелания Кремля.

“Обеспечить контроль режима демилитаризованной зоны, а точнее обеспечить отсутствие здесь чьих либо вооруженных формирований. Такая позиция российской федерации в данном вопросе”, – говорит Александр Романчук, российский представитель совместного центру по координации и контролю за режимом прекращения огня.

У нашей же стороны только одна претензия. Почему Широкино не демилитаризировали еще в апреле, когда это предложили в ОБСЕ. Правда, ответа на этот вопрос никто так и не дал.

“Меня поразил цинизм заявления, что мы выходим из Широкино во исполнение минских договоренностей. Очень жаль, что понадобилось почти 10 месяцев чтобы осознать соблюдение минских договоренностей”, – говорит Андрей Таран, украинский представитель совместного центру по координации и контролю за режимом прекращения огня.

По материалам: Подробности Украины

Share via