Главные вопросы и ответы Зеленского о Донбассе во время пресс-конференции

Президент Украины Владимир Зеленский рассказал о своем видении завершения войны на Донбассе. Об этом шла речь сегодня, 20 мая, в ходе пресс-конференции, посвященной году президентства Зеленского.

Все комментарии главы государства относительно войны, ее хода, путей решения конфликта.

Когда закончится война?

«Я даю себе еще несколько месяцев, чтобы все же дожать, и мы смогли найти дипломатический выход из этой ситуации согласно Минским договоренностям».

Будут ли ВСУ давать ответный огонь?

«Я никогда не призывал, чтобы наша армия не отвечала. У нас очень мощная армия, но мы не провоцируем. Если по нам стреляют, мы будем отвечать, но стрелять первыми мы не будем».

Кто должен перестать стрелять?

«Первой перестать стрелять должна та сторона. Если бы она это сделала, все бы закончилось. Но они не знают, что с этим делать. Я имею в виду боевиков, не обычных людей».

Сохранится ли «минский формат»?

«Будем бороться до конца за Минск. Потому что с Минском связаны санкции против РФ. Их все хотят снять — и Россия, и много европейских стран, — которые, я понимаю, экономически страдают из-за санкций».

С кем ведутся переговоры в Минске?

«Несмотря на то, что в Минске есть представители так называемых „ДНР/ЛНР“, мы понимаем, что говорим с РФ. Нас там три участника: Украина, Россия, ОБСЕ. Это и есть субъекты Минска, конфликта и войны».

Кто воюет на Донбассе?

«Они там разные. Я знаю что происходит. Там есть россияне, там есть украинцы с российскими паспортами после паспортизации. Я даже не знаю, кто они — люди с украинским и российскими паспортами… Потому они разные. Там все есть: и российские военные, и российские граждане».

Кто руководит представителями ОРДЛО?

«Когда люди, сидящие в Минске, при каком-то сложном вопросе куда-то выходят и звонят, то мы понимаем, куда они звонят. Мы понимаем, откуда, из России, идут команды».

Будут ли вестись переговоры с Путиным?

«Несмотря на то, что общество по-разному оценивает прямые переговоры президента Зеленского и президента Путина, я уверен, что мы должны это делать… есть некоторые вещи, котоыре ты можешь понять, тоглько когда ты один на один».

«Встреч с Путиным не было в любом формате, не было звонков. Все из-за коронавируса занимаются своими странами. Мы не отпускаем в свободное пространство вопрос возвращения наших людей, наших территорий и аннексированного Крыма».

«Мы ничего с этим не сделаем. Мы должны с ними говорить, должны договариваться. Минский формат — приоритет, но никто не отменяет другой формат. Я готов к любому формату, который может приблизить нас к прекращению войны».

Что видит ОБСЕ?

«2 месяца коронавируса, десятки машин ОБСЕ не пропускаются на ту территорию (временно неподконтрольную украинскому правительству территорию Луганской области, — ред.). Ни одной машины не пропускается. А они говорят, что ОБСЕ фиксирует, что мы (ВСУ, — ред.) стреляем по гражданским людям. Мы не стреляем по украинцам, мы отвечаем боевикам».

Зачем НВФ провоцируют ВСУ?

«Я уверен, что-то, что они сегодня делают, эти провокации, направлено информационно против Украины только потому, что они не знают, что делать в условиях того гуманитарного кризиса, который там происходит».

Когда пленные вернутся домой?

«Мы говорим с РФ о возможном обмене после ковида. О возвращении наших политических заключенных, которые находятся в России или в тюрьмах Крыма. Есть результат».

Источник: DonPress

Добавить комментарий