Зачем Турция начала интервенцию в Сирии

crop (6)Ночью 24 августа турецкая армия официально начала наземную военную операцию против Исламского государства на территории Сирии. Сначала туда был заброшен спецназ — бордовые береты, турецкие истребители F-16 и артиллерия нанесли десятки ударов по позициям группировки ИГ, а утром в наступление пошли уже танковые части. Турецкие СМИ сделали акцент на участии в операции авиации коалиции во главе с США. Однако последний отчет Пентагона показал, что оно было очень и очень ограниченным: лишь четыре авиаудара коалиция нанесла у города Манбиджа недалеко от района интервенции турецких военных, а в основном бомбила объекты ИГ в Ракке и еще более отдаленных городах.

В первый же день боев турецкие военные и союзные им сирийские повстанцы, которых условно объединяют в Свободную Сирийскую Армию, заняли сирийский город Джераблус, несколько лет находившийся под контролем террористов ИГ. По официальным данным, во время освобождения города погиб один сирийский повстанец, а турецкие военные потерь не понесли.

Легкое взятие Джераблуса не осталось вне внимания мировых СМИ. Соседний город Манбидж, контролируемый ИГ, прозападные Сирийские демократические силы (СДС), куда входит курдская самооборона, штурмовали в течение двух месяцев.

По данным Сирийской обсерватории по правам человека, с начала июня там погибли 315 бойцов СДС и свыше тысячи террористов ИГ, а также 460 мирных жителей. Тем не менее, многим террористам ИГ удалось вырваться из окружения и еще увезти с собой заложников. Исходя из этого был сделан вывод, что не только турецкая армия показала террористам всю свою мощь, но и Исламское государство не стремилось особо защитить свои позиции в Джераблусе.

Цели операции

Официальной задачей операции изначально провозглашалось освобождение граничащей с Турцией сирийской территории от террористов Исламского государства, чтобы предотвратить обстрелы со стороны террористов и теракты, такие как взрыв смертника на курдской свадьбе в турецком Газиантепе 21 августа.

Однако позже пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын и премьер Бинали Йылдырым уточнили, что целью является и ослабление позиций самообороны сирийских курдов YPG, которую Анкара считает террористической организацией. Турецкий премьер подчеркнул, что нужно сохранить целостность Сирии, что подразумевает недопущение существования самоуправляемой курдской территории на севере Сирии.

«Мы не допустим, чтобы элементы PYD-YPG (курдская самооборона северной Сирии, которую официальная Анкара считает террористами, связанными с Рабочей партией Курдистана, — ред.) оккупировали эти земли и пытались сохранить статус-кво. Вся территория, в том числе сам Джераблус, должны быть очищены от PYD и YPG», — заявил Йылдырым.

Занятие города Манбидж курдской самообороной вызвало недовольство турецких властей, которые намекнули, что продвижение курдов к городу Джераблус является красной чертой, которую нельзя переходить. После того как в рядах Сирийских демократических сил был сформирован военный совет по освобождению Джераблуса, турецкие военные и начали интервенцию на сирийскую территорию.

Позиция США

Проведение военной операции на севере Сирии совпало с визитом в Анкару вице-президента США Джо Байдена, который пытается улучшить турецко-американские отношения на фоне конфликта по вопросу экстрадиции в Турцию исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который живет в США. Турецкие власти обвиняют его в организации провалившегося переворота 15 июля.

Визит вице-президента США начался с демонстративного проявления неуважения — в аэропорту его встречали два чиновника низкого ранга, включая заместителя мэра Анкары. На пресс-конференции с турецким премьером Бинали Йылдырымом Байден еще раз заверил, что США не знали о подготовке переворота в Турции, назвал путчистов террористами, а президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану объявил о том, что сожалеет, что не прибыл раньше. Он также сообщил, что администрация Обамы выделила для рассмотрения дела об экстрадиции Гюлена больше юристов, чем на какое-то другое дело. На требования Эрдогана немедленно выдать проповедника, Байден, схватившись за голову, вынужден был еще раз напомнить, что в США есть разделение властей, и решение об экстрадиции может принять только суд, а не исполнительная власть.

В то же время по утверждениям турецкого премьера Йылдырыма, США после встречи согласились на турецкое требование — отвод бойцов курдской самообороны в Сирии с восточного берега реки Евфрат, в частности из освобожденного большой кровью города Манбидж.

В отличие от Турции США не признает отряды курдской самообороны YPG террористическими. Это вызывает возмущение в Анкаре. В мае этого года агентство AFP даже опубликовало фотографию американских спецназовцев в Сирии с нашивками курдской самообороны. «Мы советуем им (американским войскам) носить значки ИГ или Ан-Нусра, когда они направляются в другие части Сирии, и значки Боко Харам, когда они едут в Африку», — прокомментировал фото министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Однако курдская самооборона — самый успешный и надежный союзник Запада в Сирии, а в глазах западного общественного мнения — еще и популярный. Ведь так называемые умеренные исламисты из десятков повстанческих группировок, не связанных с ИГ, все чаще попадают на страницы западных изданий по обвинению в военных преступлениях.

Последствия интервенции

Военная интервенция, естественно, вызвала возмущение МИД режима Башара Асада, ведь турецкие военные впервые официально начали наступление на сирийской территории. МИД России выразил дежурную обеспокоенность «силовой акцией» Турции и возможным противостоянием курдского и арабского населения в регионе. Но осложнять отношения с Анкарой из-за интервенции в Москве не захотели.

Курдская самооборона на севере Сирии отказалась уходить на восточный берег Евфрата и отдавать освобожденные города, потому что считает союзников Турции из Свободной Сирийской армии (ССА) мало чем отличающимися от террористов ИГ. Дополнительным аргументом в пользу курдов стало бегство трех тысяч жителей из Джераблуса в курдские районы после захода в город отрядов ССА. Более того, в одном из сел уже произошло столкновение протурецких повстанцев с курдами, и это событие в будущем может принять куда больший размах. Пока что Турцию от решительных действий против сирийских курдов, похоже, останавливает лишь заступничество США.

Турецко-курдское противостояние остается головной болью для Вашингтона, который стремится сохраниться качестве союзника иТурцию, и курдскую самооборону — в качестве главного инструмента ниспровержения ИГ в Сирии. Но если говорить о борьбе с Исламским государством, интервенция турецких военных в Сирии показала, что для Турции уничтожение ИГ является второстепенной задачей, а на первом плане по-прежнему остается недопущение создания какого-либо подобия курдской автономии в турецко-сирийском приграничье.

Ожидать каких-то прорывов на фронте борьбы с ИГ со стороны Анкары даже после ряда терактов осуществленных членами группировки в Турции не стоит. И тут интересы Запада и властей Турции расходятся — ведь не курдская мечта об автономии представляет угрозу мирным жителям городов стран ЕС и США, а джихадисты ИГ, контролирующие львиную часть Сирии и Ирака и эффективно использовавшие местные ресурсы для создание самой сильной террористической группировки в мире.



Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA