Россия помогает дестабилизации ситуации в Ливии, — СМИ

Россия помогает дестабилизации ситуации в Ливии, где армия мятежного фельдмаршала пошла штурмом на столицу – Триполи.

Об этом сообщает издание «Голос Америки» проанализировав кризисную ситуацию, сложившуюся в Ливии.

В Ливии в последние дни серьезно обострилась в результате наступления на Триполи войск так называемой Ливийской национальной армии под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара.

В Ливии фактически установилось двоевластие. В Триполи находится рравительство национального единства Ливии во главе с Фаизом Сараджем, которое поддерживает Организация Объединенных Наций. Хафтар, заявивший о намерении покончить с «террористами», обосновался на востоке страны.

В Нью-Йорке прошло экстренное заседание Совета Безопасности ООН по Ливии. Совбез призвал войска Хафтара прекратить наступление. В прошлом Хафтару оказывали поддержку Египет, ОАЭ и Россия.

США, Великобритания, Франция, Италия и ОАЭ в совместном заявлении призвали все стороны к немедленной деэскалации ситуации, поскольку боевые действия затрудняют возможность достичь политического решения. В заявлении также содержится предупреждение, что продолжение использования военной силы может «отбросить Ливию назад к хаосу».

Министры иностранных дел стран «Большой семерки» предостерегли Хафтара от продвижения к Триполи. В совместном заявлении G7 указано: «Мы убеждены, что не существует военного решения ливийского конфликта».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что затянувшийся кризис в Ливии вызван последствиями вмешательства НАТО в дела страны. Ранее пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал, что Москва не оказывает никакой поддержки Халифу Хафтару, но «внимательно отслеживает» ситуацию в Ливии.

Независимый военный аналитик Александр Гольц в интервью Русской службе «Голоса Америки» напомнил, что в мировой и российской прессе было много публикаций об отправке в Ливию из России вагнеровцев и даже действующих военнослужащих. По его мнению, вероятность того, что на стороне Хафтара «или сражаются граждане России, или как минимум они готовят его солдат», весьма существенна.

«Поэтому, думаю, наступательные действия не стали секретом для Кремля, – добавил он. – Хафтар наверняка проинформировал Москву о своих планах. Возможно, это и какая-то совместная операция, но этого мы не знаем».

Александр Гольц также полагает, что у России есть основания считать себя пострадавшей стороной в результате свержения диктатора Муаммара Каддафи, произошедшего в 2011 году при поддержке авиации западной военной коалиции: «Тот, кто слышал выступление российского руководителя (тогда он был премьер-министром) Владимира Путина по поводу убийства Каддафи, должен был почувствовать, что он был чрезвычайно эмоционален тогда. Для Путина принципиально важна ситуация, когда народами руководят те авторитарные лидеры, которым удалось каким-то образом попасть во власть. Российский президент отрицает право народов на свержение таких персон».

Как представляется аналитику, события тех дней прочно сформировали отношение Владимира Путина к Ливии.

Но одними эмоциями дело здесь явно не ограничивается. Еще в 2008 году в ходе визита Владимира Путина в Ливию было подписано межправительственное соглашение о списании ливийского долга в сумме 4,5 млрд. долларов в обмен на контракты для российского ОПК. После свержения режима Каддафи судьба оружейных контрактов, разумеется, повисла в воздухе. В условиях царящего в Ливии двоевластия вообще много чего неопределенного и малоуправляемого.

Александр Гольц согласен, что интересы Москвы в Ливии налицо: «Тут и нефть, и возобновление военных контрактов. Ливия – потенциально очень богатая страна. Каддафи был одним из главных настоящих покупателей советского оружия, когда Кремль поставлял оружие еще просто так во многие страны. А Каддафи покупал его за деньги. Он был очень выгодным клиентом».

Конечно, российский ВПК может только мечтать о возвращении тех «прекрасных времен», резюмировал аналитик.

Главный научный сотрудник Института Европы, востоковедАлександр Шумилин также уверен, что Москва поддерживает отношения с Хафтаром. При этом он сомневается, что она подталкивала его непосредственно к маршу на Триполи.

«Тем более в такой горячий момент, когда идет подготовка к конференции (Ливийская национальная конференция под эгидой ООН была намечена с 14 по 16 апреля), – уточнил востоковед в комментарии «Голосу Америки». – Это может быть инициативой сугубо самого Хафтара. То, что на него делают ставку многие, тоже не секрет. Не исключено, что он обеспечивает себе свободу рук, выбирая подходящих партнеров, и дальше действует так, как считает нужным».

Так что явной вовлеченности Москвы в конфликт пока не просматривается, констатировал политолог: «Да, она снабжает его стрелковым оружием, поддерживает политически, осуществляет с ним контакты. Но действует ли Хафтар под диктовку или самостоятельно, для выяснения этого требуется определенный анализ и доказательств».

В то же время, как видится Александру Шумилину, информация о направленных в Ливию вагнеровцах хорошо укладывается в логику действий российской стороны по отношению к конфликтным ситуациям на Ближнем Востоке.

«А то, что у России есть интересы в Ливии, неоспоримый факт. В частности, она стремится компенсировать свои потери (после краха режима Каддафи). Тут одни демонстративные контакты Москвы с Хафтаром о многом говорят. Но, с другой стороны, у Москвы были контакты и Сараджем. Из этого можно сделать вывод, что Россия пытается балансировать между двумя центрами силы в Ливии», – подытожил сотрудник Института Европы.

В 2018 году Хафтар приезжал в Москву, где встречался с министром обороны РФ Сергеем Шойгу и другими официальными лицами.