Поезд-гибрид. Кремль запустил “сербскую весну”

Хороший детектив — будь то книга или кино — отвечает одному правилу: все связывается со всем. Это же правило по большому счету относится и к политике. Частички информации, которые проскакивают в новостном потоке, могут создать весьма зрелищную картинку и назревающего кризиса, и готовящегося преступления. Вот какая, казалось бы, связь между Интерполом, инаугурацией Трампа, РЖД и очередным балканским кризисом, актуализованным на выходных?

Поезд, который застрял на границе Сербии и Косово, равно как и угрозы Приштине со стороны официального Белграда, — лишь последние по времени шаги в масштабной игре, которую ведет Белград при содействии и покровительстве Москвы. В виду ограниченного объема статьи сосредоточимся на событиях последнего месяца.

5 января французская полиция арестовала экс-премьера Косово Рамуша Харадиная по сербскому ордеру: Белград обвиняет его в военных преступлениях. Днем позже вице-президент Европарламента Ульрике Луначек язвительно заявила, что Белграду нужно наконец популярно объяснить: устаревшие ордера должно своевременно отзывать. Дело в том, что ордер на Харадиная был выписан еще в 2004 г. С тех пор его успели дважды судить и дважды оправдать. В Белграде об этом, разумеется, знают, но не упускают случая попортить ему кровь и потроллить европейцев. Как бы то ни было, в минувший четверг, 12 января, Харадинай оказался на свободе — с соответствующими извинениями.

А уже на выходных у европейских политиков появился куда более серьезный повод для беспокойства. В субботу в Косово не пустили поезд, который должен был ознаменовать восстановление железнодорожного сообщения между Сербией и населенной преимущественно сербами косовской Митровицей, прекращенного в 1998 г. В воскресенье же сербский президент Томислав Николич воспользовался этим поводом, чтобы пригрозить Приштине армией.

Эта история с так называемым “поездом дружбы” написана почерком, который прекрасно знаком украинцам. Начну несколько издалека: на протяжении прошлого года “РЖД Интернешнл” проводила масштабную реконструкцию сербской железнодорожной сети. В ряде случаев — с опережением графика, на некоторых участках оно достигало двух месяцев. Что для россиян вообще-то совершенно не характерно. Но это не единственный заслуживающий внимания момент. Благодаря российскому же подвижному составу пассажиропоток в одном только Среднем Банате возрос на 70% за первые две недели — к этому мы еще вернемся. Правда, эксплуатант — АО “Србија воз” — сетовал на графитчиков, расписавших новенькие поезда.

Не иначе как для ограничения возможностей для их самореализации, поезд, который должен был курсировать между Белградом и Митровицей, был окрашен в сербский триколор уже на заводе. А вместо граффити вагоны были расписаны идеологически выверенным лозунгом “Косово — это Сербия” на разных языках. Внутри вагоны украсили изображениями икон из косовских сербских православных монастырей. В чью светлую голову пришла идея столь ненавязчивой провокации косовских албанцев, неизвестно, но она определенно вписывается в “гибридные” ноу-хау точечного воздействия. Так что уполномоченная косовского правительства по переговорам с Сербией Эдита Тахир имела все основания заявить, что восстановление железнодорожного сообщения доказывает намерение Белграда дестабилизировать Косово. А уж угроза сербского президента Томислава Николича и подавно свидетельствует о том, что курс на обострение избран абсолютно осознанно. Вот только история с Харадинаем стала фоном, но даже не прелюдией для нее.

Прелюдия же связана с совершенно иным персонажем. В пятницу президент Республики Сербской (входящей в состав федерации Боснии и Герцеговины — БиГ) Милорад Додик отказался от поездки на инаугурацию Дональда Трампа, поблагодарив организаторов за приглашение и посетовав на то, что Госдеп не открыл ему визу. Этот пассаж сам по себе достоин пристального внимания сразу по нескольким причинам. Из того, что на поверхности, — явная манипуляция. На инаугурацию президента США глав других государств (и тем более — лидеров обладающих сомнительным статусом субъектов федерации) попросту не зовут. Поставим галочку: это манипуляция ровно того же порядка, что и разогнанная российскими СМИ “новость” о том, что на инаугурацию Трампа не позвали Петра Порошенко. Так что приглашения именно на инаугурацию Додик, со всей очевидностью, не получал.

Но его заявление определенно стало шпилькой в адрес уходящей администрации Обамы, с которой у него отношения не задались. Не в последнюю очередь потому, что прекрасно сложилась дружба с Москвой. Додик с завидным постоянством дразнит коллективный Запад угрозами вывести Республику Сербскую из БиГ — спекуляция на этой теме позволила ему переизбраться минувшей осенью, а 30 декабря он пообещал референдум уже в этом году. Однако это еще не все: в канун отмечавшегося 9 января юбилейного, 25-го Дня республики Додик дал серию интервью местным СМИ, в которых объявил, что боснийским сербам лучше создать единое государство с Сербией и сербскими территориями в Косово, а впоследствии к нему могла бы присоединиться и Черногория — “после возвращения преимущественно сербского статуса”. Хотя он и ранее выражался в подобном духе, столь четко идею восстановления “Великой Сербии” он высказал впервые.

Этот тезис тотчас же подхватили россияне. Причем не только СМИ. Идеолог евразийства и ведущий рашист современности Александр Дугин посвятил выступлению Додика целый выпуск своей программы. Риторика и тезисы комментариев по большому счету не требуют. Мы все это уже слышали неоднократно, хоть и в иных контекстах. Вроде того, что Евросоюз разваливается, в Черногории — криминальное руководство, которое против воли населения стремится в такой же разваливающийся НАТО. Впрочем, в пассаже Дугина есть наблюдение, с которым, трудно не согласиться: Додик — опытный политик, который хоть и привык играть на грани фола, за грань эту никогда не выходивший. И вдруг…

Еще одно наблюдение: скоро в Сербии президентские выборы, и нынешний президент вполне может остаться на вторую каденцию. Чтобы обеспечить себе переизбрание, он вполне может взяться хотя бы за виртуальную реализацию проекта Великой Сербии. А здесь более чем кстати реконструкция железной дороги и тот факт, что сербский Банат соседствует с Республикой Сербской. Очень полезно во всех смыслах. В том числе на случай, если придется перебрасывать “титушек” или войска. Учитывая послужной список Додика, вполне можно допустить, что именно он дал старт к великосербскому “гибридному миру”, тем более что Россия в таком случае получает гарантированный очаг напряженности на Балканах даже после проваленной попытки переворота в Черногории.

В этом контексте заслуживает внимания заключительный пассаж Дугина: “Сербская имперская весна — это дело не только наших братьев сербов, но и нас, русских”. Иными словами, Россия не просто не отказалась от дестабилизации Балкан, но и поощряет Белград к “собиранию земель”. Причем охотно делится методами: в частности, сербские власти обзавелись собственной фабрикой троллей по образцу ольгинской. В общем, две “православных империи” продолжают крушить мировой порядок.

По материалам: dsnews.ua





Все последние новости Украины сегодня и новости дня в мире на News UA