Моральная цена войны: как сегодня психологически чувствуют себя российские военные

Социальная действительность россии и массовое сознание россиян создавалось не годами, а веками. российская пропаганда наполняла головы своих граждан абсурдными тезисами, дезинформацией и ложью. Власть была жестко централизованной, права граждан под постоянными притеснениями, а вся коммуникация к народу выстраивалась в чувстве страха. Советский Союз так эксплуатировал репрессии, что общество оставалось глубоко запуганным во времена оттепели и застоя.

Для преодоления такого страха, глубоко встроенного в сознании нескольких поколений и программировавшего их политически пассивное поведение, необходимы были демократические изменения, революции и долгая жизнь со свободами. Ничего из этого авторитарный режим кремля позволить себе не может.

Страх и паника на внутреннем рынке нужны путину, чтобы российское общество не смогло мобилизоваться и сплотиться против него. Он стремится к тому, чтобы граждане испытывали тотальное отчаяние и были глубоко убеждены, что их активизм заранее проигрышный и закончится автозаками. Таким образом, классические террористы действуют против своих врагов.

Выходит, россияне для президента рф – самый первый враг. Он никогда не отстаивал их интересы, только интересы своей современной кремлевской клептократии.

путин постоянно подпитывает парализующий страх среди всех слоев русского населения. И российская армия тоже часть этого режима, часть парализованного страхом населения.

Военный психолог Андрей Козинчук, рассказал, как сегодня психологически чувствуют себя российские военные.

Мотивация страхом – это очень плохая мотивация для боя.

— Информационные полюса России делают невозможным любое критическое мышление. Новые подъезжающие солдаты боятся своей власти больше, чем смерти, потому что они знают, что их посадят в тюрьму — это 100%, а то, что они погибнут — не 100%. Мотивация страх – это очень плохая мотивация для боя, это только хорошая мотивация для выживания.

Посмотреть на лица наших военнослужащих. Я не говорю, что нам не страшно, страшно иногда бывает, но их мотивация – это все же злоба, ярость, желание справедливости – это прекрасные эмоции для войны.

Убивать гражданское население – это все, что они могут, и это противно с точки зрения военных, потому что каждый военный любой армии мира осознает, что такое гражданское население даже чужой страны. Убивать мирных — это очень стыдно, потому что тогда ты не настоящий военный.

Если ты победил противника, любого противника даже слабого, но вооруженного — это твое достижение. А то, что они делают с гражданским населением – это показывает их панический страх и ужас, желание прикрыться невооруженными гражданами против военных.

Они могут пытаться восстановить свои психологические границы и такой границей может стать захваченное здание, заложники. Но, как видим, их берут в плен, когда они бегут. Их ловит местное население, ВСУ, патрульная полиция.

Отдельно хочу сказать об их телефоне разговоры с родственниками, знакомыми. Мне очень грустно слышны настроения их родственников.
Из того, что я слышал, когда мужчина признался жене, что он занимался мародерством, и женщина его одобряет, что это круто. Это тенденция захвата. Люди по ту сторону живут в параллельной информационной реальности, и даже когда им сын говорит о происходящем, действительно не верят ему.

Когда российские солдаты вернутся домой, это будет бомба замедленного действия.

— Человеку не свойственно убить человека, тем более женщину, ребенка, это не заложено в нашей природе. Крокодил ест антилопу не потому, что ее ненавидит, а потому что он хочет есть.

Есть большая разница между убийством и выживанием: мы не убиваем, мы уничтожаем живую силу противников. У них другая психология – они сознательно стреляют по гражданскому мирному населению и это никогда не может пройти бесследно, ведь у большинства из них будут посттравматические расстройства, психологические последствия. Для них хорошо то, что большинство из них никогда не жили хорошей жизнью, и посттравма будет не такой сильной.

Те, кому удастся вернуться, будут совершать очень много насилия, семейного, бытового.

Подобное мы видели после Югославии, после событий на Балканах — это было потом насилие, которое наиболее часто регистрировали в мире, тогда было очень много среди гражданского населения потерь, и хорваты стали одними из самых главных экспертов по предупреждению, потому что было очень много бед. И россия не будет исключением, когда российские солдаты вернутся домой, это будет бомба замедленного действия.

Для российских оккупантов реальность которую они увидели в Украине оказалась совсем другой, чем им рассказывали. Во первых, их не встречали с цветами-пирогами. Во вторых, они не увидели «фашистов» и «националистов», В третьих «разрушился миф» об освобождении русскоязычного населения, которое якобы «щимят» в Украине. В четвёртых они увидели сильную, обеспеченную, мотивирующую Украинскую армию и сопоставили себя ей: простроченные пайки, бесполезные аптечки, старая и физически и морально техника, которая просто разваливается, непродуманная логистика, неподготовленность и некомпетентность офицеров-командиров…

В пятых, они увидели мирное население, которое готово останавливать врага голыми руками, в глазах которого нет страха, нет раболепия, которое готово бороться за свой дом, свою землю, свою страну. Они увидели населенные – свободное, живущее в достатке, о котором россияне даже не мечтали.

Все это привело к разрыву сложившихся шаблонов в головах российских солдат. Одни начали сдаваться в плен, другие дезертировать, третьи звонить родным, близким и рассказывать реальную картину… Кто-то сошёл с ума, а кто-то показал истинное лицо зверя и начал убивать мирное население, насиловать детей, пытать и издеваться, грабить, мародерничать…

Многие российские солдаты поняли, что они обмануты и брошены своими командирами; обмануты своим правительством (операция – война; контрактник – срочник; погибший – пропавший безвести; парад первого марта – и в лучшем случае сожгли в передвижном крематории).

И не удивительно, что российские солдаты не хотят умирать за таких командиров, за чужую «идиотскую мечту» и за деда-президента.

Деморализованные российские солдаты в Украине отказывались выполнять приказы, саботировали собственное оборудование и случайно сбили собственный самолет, заявил глава британской разведки Джереми Флеминг, возглавляющий агентство электронного шпионажа GCHQ.

По его словам, глава рф путин, по-видимому, «сильно недооценил» вторжение.

«Понятно, что он недооценил сопротивление украинского народа. Он недооценил силу коалиции, которую его действия активизируют. Он недооценил экономические последствия режима санкций и переоценил способности своих вооруженных сил обеспечить быструю победу», — сказал Флеминг.

«Мы видели, как российские солдаты, лишенные оружия и боевого духа, отказывались выполнять приказы, саботировали собственное оборудование и даже случайно сбивали собственный самолет», — добавил он.

После того, как министром обороны рф стал Шойгу, он начал делать ребрендинг армии, рисуя образ «армии победителей», но реальность показывает совсем другую армию: не мотивированную, разворованную, неукомплектованную ни техникой ни людьми, запуганную и обманутую. Армию, которая не умеет воевать, а от бессилия убивает и грабит. У кого остались крупинки совести саботирует преступные приказы и под страхом уголовной ответственности отказываются воевать в Украине.

Ранее средства информации сообщали о нескольких случаях отказа среди представителей российских силовых структур ехать на Украину для участия в спецоперации. Утверждалось, что приказам командования не подчинились, в частности, кубанские нацгвардейцы и спецназначенцы полиции из Хакасии. А на днях 60 российских десантников из Пскова устроили мятеж и отказались принимать участие в “специальной военной операции” России на Украине.

Больше информации на портале Матрица Свободы: https://myc.news/specproekty/moralnaya_cena_vojny_kak_segodnya_psihologicheski_chuvstvuyut_sebya_rossijskie_voennye

Share via